(044) 391-51-92
ru ua

Есть предложения, замечания или пожелания? Свяжитесь с редакцией!
Мы обязательно ответим.

;

Я не я и фирма не моя

Некоторые руководители, чтобы много не объяснять следователям и не подтолкнуть их к активным следственным действиям, предпочитают отказываться от собственных предприятий: дескать, зарегистрировали юрлицо за вознаграждение. В принципе, особого негатива ожидать не приходится. Но время идет, и суды уже не столь благосклонны к таким «догадливым» налогоплательщикам.

Криминальный талант руководителя

Ни для кого уже давно не секрет, что большинство проверок заканчиваются открытием уголовных производств по факту неуплаты налогов. И хотя руководитель юрлица в таких производствах выступает (поначалу — до вручения уведомления о подозрении) в качестве свидетеля, поведение некоторых из них крайне рискованное и неразумное. Так, во время допроса руководители в последнее время стали отказываться от собственных предприятий, ссылаясь на то, что они под влиянием определенного лица зарегистрировали такие предприятия за вознаграждение, никаких документов не подписывали, деклараций не составляли и не сдавали, доступа к банковским счетам не имели. Да и вообще — финансово-хозяйственной деятельностью не занимались.

Как правило, такое поведение продиктовано тем, что, в принципе, последствий ни для самого руководителя, ни для предприятия — никаких. А налоговая милиция в конце концов может и сама отказаться от активных действий. Но так ли это на самом деле?

Скажем, для налоговой милиции последствия вполне очевидны — составляются соответствующие письма по адресу ГНИ по месту регистрации контрагентов такого «отказчика». Ситуацию далее можно не объяснять — со стороны ГНИ может поступить запрос, после которого возможна последующая проверка (выездная или невыездная) у всех контрагентов.

Налоговые органы, в свою очередь, не забывают указать на этот факт в акте проверки со ссылкой на письмо от 02.06.2011 г. №742/11/13-11, где ВАСУ обратил внимание на то, что любые документы (в т. ч. договоры, накладные, счета и пр.) имеют силу первичных документов только в случае фактического осуществления хозяйственной операции. Если же фактического осуществления хозяйственной операции не было, соответствующие документы не могут считаться первичными документами для целей ведения налогового учета даже при наличии всех формальных реквизитов таких документов, которые предусмотрены действующим законодательством.

Соответственно, для подтверждения данных налогового учета могут учитываться только те первичные документы, которые составлены в случае фактического проведения хозяйственной операции.

В то же время при отсутствии факта приобретения товаров или услуг либо в случае если приобретенные товары или услуги не предназначены для использования в хозяйственной деятельности плательщика налога, соответствующие суммы не могут включаться в состав расходов для целей обложения НДС даже при наличии формально составленных, но недостоверных документов или уплаты денежных средств.

Далее в акте делается вывод о том, что, исходя из объяснения гражданина К. (руководителя «отказчика»), необходимо отметить, что в случае подписания первичных бухгалтерских и хозяйственных документов от имени последнего указанные документы не могут восприниматься налоговыми органами в качестве первичных документов, подтверждающих проведение финансово-хозяйственной деятельности юридического лица с учетом предписаний п. 2.4 раздела 2 Положения №88 и п. 2 ст. 9 Закона о бухучете. Это же касается и права на налоговый кредит, который, по мнению налоговых органов, сформирован на основании неподтвержденных первичных документов (подписанных лицом, не имеющим отношения к хоздеятельности «отказчика»).

Внимание! Мы, конечно, не можем отрицать, что контрагенты подают иски в суд и путем доказательства реальности проведения хозяйственной операции отстаивают свое право на НК в хозяйственных отношениях с такими «отказчиками». Одно из популярных решений, которые в подобных ситуациях помогают налогоплательщикам получить положительное для себя судебное решение, — в постановлении ВАСУ от 03.04.2013 г. №К/9991/38114/12, где указано, что «...само по себе проведение им регистрации упомянутых обществ без цели реального осуществления предпринимательской деятельности и номинальность его руководства этими обществами, установленная по упомянутому уголовному делу, при отсутствии других обстоятельств, которые бы свидетельствовали о необоснованности налоговой выгоды, были безосновательно признаны судами в качестве доказательства бестоварности спорных хозяйственных операций. Что же касается ссылки ГНИ на невозможность формирования данных налогового учета на основании первичных документов, подписанных от имени спорных контрагентов неустановленными лицами, то следует отметить, что плательщик не имеет возможности устанавливать подлинность и принадлежность подписей на каждом документе, представленном контрагентом, а также проводить почерковедческую экспертизу при осуществлении предпринимательской деятельности; на него не может быть возложено чрезмерное бремя доказывания своей добросовестности...».

Но, как свидетельствует практика рассмотрения подобных споров, не все суды согласны с такой позицией.

Обратная сторона медали, или «Bona mente»1

Ознакомительный ликбез: в соответствии с ч.1 ст. 69 КАСУ, доказательствами по административному судопроизводству являются любые фактические данные, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, которые обосновывают требования и возражения лиц, принимающих участие по делу, и другие обстоятельства, имеющие значение для правильного решения дела. Эти данные устанавливаются судом на основании объяснений сторон, третьих лиц и их представителей, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, заключений экспертов.

1 С добрыми намерениями (лат.).

Думаем, любопытно, как бы ответили налогоплательщики на вопрос: «Может ли быть доказательством протокол допроса свидетеля следователем в ходе уголовного производства (где руководитель и открестился от юрлица) в админсуде?».

В целом трудно сомневаться в опыте тех, кто часто судится с налоговыми органами, — ответ был бы однозначным: нет, не может. Такую позицию занимают многие руководители «отказчиков».

Действительно, если обратиться к ч. 4 ст. 72 КАСУ, то лишь приговор суда в уголовном производстве, вступивший в законную силу, является обязательным для административного суда.

То есть обстоятельства, установленные судом в приговоре, не требуют доказательства.

Поэтому вполне очевидным было бы заключение в судебном решении следующего содержания: суд критически относится к ссылке в акте на материалы уголовного производства (досудебного следствия) без наличия вынесения приговора судом, вступившего в законную силу, и в случае если исследованные в ходе судебного разбирательства дела доказательства не подтверждают выводы налогового органа.

В действительности именно так и происходит на практике. Однако не считаться с письмом ВАСУ от 14.11.2012 г. №2379/12/13-12 мы не можем. Ведь, по нашему мнению, позиция суда, выраженная в нем, дала толчок к неоднозначному отношению судов к материалам уголовного производства, свидетельствующим об отказе руководителя от осуществления им хоздеятельности.

Так, один из выводов гласит: административный суд в ходе рассмотрения конкретного дела на основании установленных им обстоятельств должен самостоятельно квалифицировать поведение лица и прийти к собственным выводам о правомерности такого поведения с соответствующим применением необходимых материально-правовых норм.

Также судам стоит учитывать, что норма ч. 4 ст. 72 КАСУ распространяется только на лицо, в отношении которого постановлен соответствующий приговор или принято постановление. Поэтому обязательны только обстоятельства, существующие в отношении непосредственно этого лица (осужденного (оправданного) или привлеченного (не привлеченного) к административной ответственности), а не в отношении других лиц. Так что оценка судом поведения руководителя «отказчика» лежит в плоскости субъективной оценки судом всех установленных обстоятельств административного дела.

В итоге мы вынуждены констатировать весьма грустную практику рассмотрения подобных споров.

Так, в одном из судебных решений суд отметил, что лицо, считавшееся учредителем и служебным лицом «отказчика», к деятельности предприятия непричастно, договорные и первичные финансово бухгалтерские документы по купле-продаже товаров (работ, услуг) не выписывало и финансово-хозяйственные операции по купле-продаже товаров (работ, услуг) с другими субъектами хозяйствования не осуществляло. Следовательно, хозяйственные операции, отраженные контрагентом «отказчика» в исследуемых документах, не обладают достаточной доказательностью фактического проведения хозопераций, в результате такая деятельность была направлена только на создание условий для получения права на формирование налогового кредита. Причем такая позиция была полностью поддержана ВАСУ1, и это далеко не исключение.

Исходя из такой ситуации, рассчитываем на рассудительность руководителей возможных «отказчиков» — в противном случае это может принести неожиданные проблемы их контрагентам без возможности исправить ситуации в украинских судах.

Humanum errare est2

Налогоплательщиков, кроме оставленного в силе налогового уведомления-решения, ожидает еще одна неприятность. В последнее время налоговые органы значительно активизировались с исками о прекращении юрлиц. Проще говоря, если уж вы зарегистрировали предприятие за вознаграждение и не собирались заниматься хоздеятельностью, регистрацию «отказчика» нужно отменить.

1 Постановление Львовского апелляционного административного суда от 02.04.2014 г. по делу №876/9544/13, р/н 38122825, Определение ВАСУ от 24.04.2014 г. №К/800/22203/14, р/н 38415891.

2 Человеку свойственно ошибаться (лат.).

Позиция налогового органа ясна: поскольку согласно объяснениям, предоставленным руководителем «отказчика», который в соответствии с регистрационными документами является учредителем и руководителем за денежное вознаграждение и другую личную заинтересованность и не занимался (не собирался заниматься) хозяйственной деятельностью, то следует признать недействительной запись государственной регистрации предприятия из-за недостоверности данных о его учредителях и собственниках. Посягнуть они могут и на регистрацию плательщиком НДС (раньше — отменяли свидетельства).

По нашему мнению, данная позиция не столь уж бессмысленна, как может показаться на первый взгляд. Юридическое лицо ликвидируется, в частности, по решению суда о ликвидации юридического лица из-за допущенных при его создании неустранимых нарушений. Обратиться с таким иском может или участник юрлица, или соответствующий государственный орган (п. 2 ч. 1 ст. 110 ГКУ). Что касается органа Миндоходов, то НКУ вроде бы предоставляет им соответствующее право, а именно в подпункте 20.1.37.

В то же время ч. 2 ст. 38 Закона о госрегистрации предусматривает основания для постановления судебного решения о прекращении юрлица, не связанном с банкротством, в частности:

— признание судом недействительной государственной регистрации юридического лица из-за допущенных при его создании неустранимых нарушений, а также в других случаях, установленных законом;

— осуществление деятельности, противоречащей учредительным документам, или запрещенной законом;

— несоответствие минимального размера уставного капитала юридического лица требованиям закона;

— непредставление на протяжении года органам доходов и сборов налоговых деклараций, документов финансовой отчетности в соответствии с законом;

— наличие в Едином государственном реестре записи об отсутствии юридического лица по указанному местонахождению.

Однако мы все же придерживались бы позиции, что оценивать полномочия государственного органа следует сквозь призму целей и задач в соответствующей сфере, для выполнения которых он создан. Поэтому поскольку государственное налоговое дело — сфера деятельности контролирующих органов, предусмотренная НКУ и другими актами законодательства Украины, направленная на формирование и реализацию государственной налоговой политики по администрированию налогов, сборов, платежей, то вряд ли ее можно распространить и на сферу государственной регистрации юрлиц. Последней занимаются органы государственной регистрационной службы.

И несмотря на некоторые общие действия при проведении государственной регистрации юрлиц и предпринимателей (сейчас говорим о регистрации плательщиком НДС и выборе упрощенной системы налогообложения), все же предоставить налоговым органам право вмешиваться в работу госрегистраторов законодательных оснований нет. Во всяком случае именно из таких соображений исходят суды, в основном отказывающие налоговым органам в исках такого рода.

Так, в мотивировочной части решения суды ссылаются на то, что порядок проведения государственной регистрации юрлиц и физлиц-предпринимателей определен Законом о госрегистрации и включает, в частности, проверку:

— комплектности документов, подаваемых государственному регистратору для проведения государственной регистрации;

— полноты сведений, указанных в регистрационной карточке;

— документов, подаваемых государственному регистратору, на отсутствие оснований для отказа в проведении государственной регистрации.

Перечень оснований для отказа в проведении государственной регистрации юридического лица исчерпывающий, расширенному толкованию не подлежит и какой-либо обязанности государственного регистратора удостоверять подлинность намерения учредителей заниматься предпринимательской деятельностью и уплачивать налоги не содержит.

Запись о проведении государственной регистрации юридического лица может быть признана недействительной в случаях последующего устранения обстоятельств, которые согласно ст. 27 Закона о госрегистрации служили основанием для отказа в государственной регистрации, т. е. оснований, делающих невозможным удостоверение факта создания юридического лица.1

1 См. постановления ВАСУ от 05.03.2013 г. №К-20812/10 (р/н 30862341), от 03.12.2013 г. №К-31849/10 (р/н 36334278), от 05.12.2013 г. №К/800/23303/13 (р/н 36041920), от 08.10.2013 г. №К/9991/8116/11 (р/н 34179646).

Впрочем, за органами Миндоходов останется право на обращение в суд с исками о прекращении юрлица по таким основаниям, как непредставление на протяжении года органам доходов и сборов налоговых деклараций, документов финансовой отчетности в соответствии с законом или наличие в Едином государственном реестре записи об отсутствии юридического лица по указанному местонахождению. Хотя, как свидетельствует практика, и в этом они нечасто достигают успехов.

Вместо выводов

Несмотря на довольно положительную картину в связи с отменой госрегистрации «отказчика», мы все же считаем, что в административных делах, где фигурируют материалы уголовного дела, адвокатам и представителям важно пересмотреть позицию защиты и представление интересов юрлиц и физлиц-предпринимателей. В частности, придется, возможно, и запрашивать уголовные дела, и допрашивать в админпроцессе самого руководителя предприятия-«отказчика». Хотя реалии жизни и судебной практики еще не раз могут внести свои коррективы в работу юристов.

Таким образом, руководителям предприятий необходимо более ответственно относиться к факту регистрации своих предприятий, учиться осуществлять хозяйственную деятельность в соответствии с законом и отвечать за свои поступки.

Нормативная база

  • НКУ — Налоговый кодекс Украины от 02.12.2010 г. №2755-VI.
  • ГКУ — Гражданский кодекс Украины от 16.01.2003 г. №435-IV.
  • КАСУ — Кодекс административного судопроизводства Украины от 06.07.2005 г. №2747-IV.
  • Закон о бухучете — Закон Украины от 16.07.99 г. №996-XIV «О бухгалтерском учете и финансовой отчетности в Украине».
  • Закон о госрегистрации — Закон Украины от 15.05.2003 г. №755-IV «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц — предпринимателей».
  • Положение №88 — Положение о документальном обеспечении записей в бухгалтерском учете, утвержденное приказом Минфина от 24.05.95 г. №88.

Наталия КАНАРЕВА, «Дебет-Кредит»

«ДК» №25-26/2014 (рус.)

«ДК» №25-26/2014 (рус.)


The remote server returned an error: (404) Not Found.