(044) 391-51-92
ru ua

Есть предложения, замечания или пожелания? Свяжитесь с редакцией!
Мы обязательно ответим.

;

Была ли цепочка?

С тезисом о «неответственности за контрагента» налогоплательщики хорошо знакомы. Но он вряд ли учитывается, когда предприятие-контрагента невозможно проверить. Тогда налоговая говорит: «Мы идем к вам», — и направляет надуманные запросы на получение информации или о проведении встречной сверки. Результат заранее известен, вопрос в другом: можно ли этому противостоять законно?

Отвечает тот, кто может, а не тот, кто виновен

По сути, мы все давно уже привыкли к запросам налоговых органов и в большинстве случаев, особенно исходя из довольно неоднозначной практики админсудов, стараемся отвечать на них.

Мы не затрагиваем проблему неполных ответов на запрос, что приводит налоговый орган на порог предприятия с очередной внеплановой проверкой (в этом случае админсуды чаще всего становятся на сторону проверяющих). Сейчас вполне достаточно наличия широких полномочий, предоставленных налоговым органам НКУ (ст. 19-1, ст. 20 НКУ).

Мы говорим о необходимости провести проверку и заставить в любом случае отвечать то предприятие, которому, в первую очередь, есть чем отвечать (имущество, оборотные средства, более-менее активная хоздеятельность).

Для этого налоговые органы используют уже давно известные инструменты:

1) проведение встречных сверок;

2) проведение невыездных внеплановых проверок из-за невозможности проведения встречной сверки контрагентов.

Но сначала поговорим о том, как именно выбирается контрагент для такой проверки.

В Методических рекомендациях о порядке взаимодействия между подразделениями органов государственной налоговой службы при организации, проведении и реализации материалов проверок налогоплательщиков, утвержденных приказом ГНСУ от 31.10.2012 г. №948, приведен примерный алгоритм отбора налогоплательщиков для внеплановых проверок. Фактически он сводится к обобщенному изучению налоговой информации.

Однако если внимательно вчитаться в акты проверок, то, как правило, сам акт содержит перечень покупателей и продавцов, которые хотя бы раз за определенный период отражали выданные/полученные налоговые накладные (приложение 5 к декларации по НДС). Когда речь заходит об отборе лиц из такого перечня, которым планируется направлять запросы (для проведения встречной сверки согласно п. 73.5 НКУ или при наличии сомнения в хозоперациях согласно пп. 78.1.1 НКУ), опять же из практики просмотра актов проверок, не важно, есть ли у контрагента признак «0» (действующий налогоплательщик) или «9» (отсутствующий по местонахождению) либо другой признак, который важен при отборе плательщиков для плановых проверок (приказ ГНАУ от 28.03.2008 г. №201).

Все намного прозаичнее — в первую очередь, внимание обращается на всех контрагентов, имевших разовые операции с интересующим плательщиком. Особое внимание приковано к тем предприятиям, которые находятся в стадии прекращения (по данным Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц — предпринимателей).

Таким образом, если налогоплательщик получает запрос, то практически со стопроцентной уверенностью можно говорить о том, что он будет признан либо «транзитером», либо «выгодоприобретателем» — и внеплановая проверка все же состоится (вопрос лишь в том, будет она выездной или невыездной). При этом «транзитер» получает только акт проверки и снятие сумм налогового кредита по НДС в АС «Налоговый блок», а «выгодоприобретатель» — еще и налоговое уведомление-решение.

Встречная сверка — промежуточный этап поиска виновного

В целом проведение встречной сверки — это действия по сопоставлению данных первичных бухгалтерских и других документов субъекта хозяйствования, по результатам которых составляется справка (постановление КМУ от 27.12.2010 г. №1232).

В то же время налоговые органы по принципу «предоставленных НКУ широких полномочий» взяли себе за правило составлять Акт о невозможности проведения встречной сверки субъекта хозяйствования. И все это благодаря Методическим рекомендациям по организации и проведению органами государственной налоговой службы встречных сверок, утвержденным приказом ГНАУ от 02.04.2011 г. №236 (далее — Методрекомендации №236). Это происходит в случае установления фактов, не дающих возможности провести встречную сверку субъекта хозяйствования, в частности, в связи со снятием с учета, установлением отсутствия субъекта хозяйствования и/или его должностных лиц по местонахождению (п. 4.4 Методрекомендаций №236).

Отношение к подобным актам довольно неоднозначное. Акты о невозможности проведения встречной сверки истца суды признают разновидностью налоговой информации, и на ее основании не может быть принято налоговое уведомление-решение об определении денежных обязательств. Однако такие акты содержат различного рода выводы об отсутствии административно-хозяйственных, трудовых возможностей для исполнения хозяйственных обязательств.

На первый взгляд, практически невинные действия налогового органа никоим образом не могут нарушать интересы и права налогоплательщиков. С этим можно согласиться, но только в отношении тех плательщиков, по которым они составлены.

За исключением одного важного вопроса — проводимые налоговыми органами встречные сверки благодаря изложенным выводам об оценке хоздеятельности плательщика и наличии у него материальных или админресурсов фактически приобрели формы контроля за реальностью характера хоздеятельности налогоплательщика.

Не будем забывать о главном — основанием для сверок является необходимость сопоставить данные первичных бухгалтерских и других документов хозсубъекта по хозоперациям, если есть сомнения относительно факта проведения таких операций. И для этого одного лишь желания налогового органа недостаточно — действующее законодательство предусматривает определенную процедуру их проведения.

Впрочем, как показывает судебная практика, налоговые органы не слишком ее соблюдают.

В одних случаях они вообще не направляют запросы на получение информации для проведения сверки (определение ВАСУ от 23.01.2014 г. №К/800/30711/13).

В других — налогоплательщик только в суде выясняет, что никакие запросы на проведение встречной сверки ГНИ (исполнителю), в которой находится на учете такой плательщик, ГНИ (инициатором) никогда не направлялись (определение ВАСУ от 22.01.2014 г. №К/9991/41488/12).

Кроме того, в подавляющем большинстве случаев налоговый орган составляет акты о невозможности проведения встречной сверки из-за отсутствия налогоплательщика по местонахождению (хотя такую информацию можно подтвердить или опровергнуть в реальном времени на сайте ГП «ИРЦ»).

Так что наряду с распространением непроверенной налоговой информации (говорим о выводах относительно оценки хоздеятельности плательщика налога) налоговые органы распространяют еще и недостоверную информацию об отсутствии предприятия по местонахождению.

Поэтому вопрос ненарушения прав и интересов налогоплательщиков для нас остается открытым. Но, поскольку все акты такого рода рано или поздно становятся предметом рассмотрения в судах, мы сосредоточимся только на их выводах.

Была ли цепочка? Это проблема не налогового органа

Как мы говорили, вопрос о нарушении прав и интересов налогоплательщика, по которому составлен Акт о невозможности проведения встречной сверки, пока остается открытым.

Однако дальнейшие действия налогового органа по использованию такого акта в качестве налоговой информации явно незаконны.

Ситуация далее складывается следующим образом: пользуясь АС «Налоговый блок», налоговые органы выбирают за определенный период всех контрагентов (покупателей и поставщиков) и направляют им запросы.

Причем из содержания этих запросов преимущественно невозможно установить, что нужно запрашивающему: провести встречную сверку или выяснить реальность хозоперации. Ведь в самих запросах налоговые органы ссылаются на все возможные статьи НКУ, прямо или косвенно относящиеся к проверкам: п. 73.5, ст. 75, пп. 78.1.1, пп. 78.1.4, ст. 79 и пр.

Желаемый результат — это, очевидно, иметь возможность провести внеплановую выездную или невыездную проверку (обнаружить «выгодоприобретателя»). Причем даже если налогоплательщик предоставит документы, справку о проведении встречной сверки ему все равно не видеть: он получает приказ на проведение внеплановой проверки с определенным перечнем предприятий.

Но раз уж мы заговорили о незаконности действий налогового органа, то стоит объяснить нашу позицию:

1) дело в том, что в случае несоблюдения порядка проведения встречных сверок (мы говорим о запросах инициирующего органа) акт о невозможности проведения встречной сверки (зачастую это происходит из-за непредоставления документов хозсубъектом) отражается в АС «Налоговый блок» — по такому контрагенту снимается весь налоговый кредит за период работы, интересующий налоговые органы. А это, в свою очередь, дает возможность всем другим ГНИ на местах направлять запросы другим налогоплательщикам с требованием предоставить информацию и их документальное подтверждение и/или проводить внеплановые проверки;

2) что крайне важно, у налогового органа при отработке полученной информации (увиденного в АС «Налоговый блок» отрицательного НК по НДС) не возникает необходимости проверять (устанавливать) цепочку поставки. В обязательном порядке это делается только в случаях, когда речь идет о проверках заявленных к возмещению сумм НДС.

А по нашему мнению, установить цепочку поставки необходимо и в этой ситуации: чтобы иметь реальные основания сомневаться в проведении хозопераций двумя-тремя контрагентами, по которым существует акт о невозможности проведения встречной сверки и акт о проведении (не)выездной внеплановой проверки.

Например, один контрагент занимается исключительно строительством, второй — осуществляет монтаж электронного оборудования и закупает его (и запчасти), а третий — вообще торгует продуктами питания оптом. Понятно, что одному из них необходимо отремонтировать офис (или достроить), второму — выполнить соответствующие работы по монтажу оборудования на оптовом складе контрагента-заказчика. А предприятие, торгующее оптом продуктами питания, вообще могло просто поставить продукты на корпоратив или пикник на день учреждения фирмы.

Так где здесь цепочка? Разве можно ставить под сомнение операции в приведенном примере? Кто здесь «транзитер», а кто — «выгодоприобретатель»?

Налогоплательщики задаются этими вопросами, когда к ним поступает запрос или приказ на проведение внеплановой невыездной проверки. Впрочем, суды уже не раз обращали внимание на то, что при невозможности проведения встречной сверки невозможно проводить и невыездные внеплановые проверки: нет первичных документов, нет сомнений, нет возможности сопоставить данные первичных бухгалтерских и других документов субъекта хозяйствования для подтверждения реальности осуществления хозопераций. Но пока можно утверждать лишь одно — все это требует внесения изменений в НКУ.

Наталия КАНАРЕВА, «Дебет-Кредит»

«ДК» №33-34/2014 (рус.)

«ДК» №33-34/2014 (рус.)


The remote server returned an error: (404) Not Found.